Финал прошлой и начало текущей недели очевидно станут самыми холодными за январь-2021. А то и за всю зиму. Врачи уже дали совет: пережидать морозы дома, в тепле. Но как быть тем, у кого дома нет?

С 2012 года в Бобруйске действует центр временного (ночного) пребывания на 20 койко-мест для лиц без определенного места жительства. Среди его задач – дать кров и ночлег людям, оказавшимся за социальным бортом. В разгар морозной пятидневки мы побывали в учреждении и узнали, как здесь подготовились к приему постояльцев, а также как сказалась на его работе пандемия covid-19.

В шлепанцах по морозному Бобруйску. Как выживают в лютый холод лица «бомж»

«Нельзя против воли сделать человека счастливым»

Согласно правилам, постояльцы могут здесь находиться только в темное время суток. Но в полдень рабочего дня в двух комнатах – мужской и женской – теплится жизнь. Одна из пребывающих (именно так работники называют своих подопечных) только-только вернулась с ночной смены. У женщины законный отсыпной.

– Такой график, – поясняет директор центра Иван Викторович Коваленко, – она работает уборщицей.

В шлепанцах по морозному Бобруйску. Как выживают в лютый холод лица «бомж»

Другому постояльцу идти некуда. Он находится здесь уже год – в два раза дольше формально отведенного срока. Биография типичная для здешнего контингента: судимость, потеря квартиры и здоровья. Но не эти факты держат его в стенах заведения. Во время отсидки мужчина перенес три инсульта. Вердикт врачей – третья группа инвалидности. С таким «пунктиком» найти работу очень сложно.

– Поиск работы также входит в задачу нашего учреждения, – продолжает Иван Викторович. – Будет у человека работа – будет и комната в общежитии. И одним лицом БОМЖ станет меньше.

Но это, скажем так, финальная стадия. Своего рода выпускной. До него дотягивают единицы. За время работы центра «путевку в жизнь» получили 35 человек. Притом, что число обратившихся измеряется сотнями. В ушедшем году, например, порог заведения переступил 161 человек, годом ранее – 179.

– Надо понимать, какой у нас контингент, – объясняет разницу собеседник. – Далеко не все хотят работать, еще больше не хотят отказываться от спиртного как главного жизненного приоритета.

Иван Викторович особо подчеркивает: это не вытрезвитель и не приемник-распределитель. Люди приходят сюда сами, добровольно. Также добровольно пишут и заявления, начинающиеся со слова «прошу».

Все постояльцы состоят на учете в центре занятости (еще одно условие пребывания).

– Главное, чтобы потом заработанные деньги не пропивали, – говорит директор. – Ведь сколько раз так было: поработал человек, заработал, а после пропал на несколько дней. В таких случаях я обычно говорю «нельзя сделать человека счастливым против его воли».

В шлепанцах по морозному Бобруйску. Как выживают в лютый холод лица «бомж»

Из-за одного постояльца часть работников ушла на самоизоляцию

К медицинским вопросам здесь подходят также щепетильно, как и к трудоустройству. И дело даже не только в коронавирусе. Изолятор на входе в центр появился с момента открытия. Сюда на срок до десяти суток помещается каждый вновь прибывший. Своих врачей в штате центра нет, поэтому обход узких специалистов постояльцу приходится делать самому. Соответствующее направление выдается на руки. К слову, в графе «место проживания» указан адрес: Пушкина, 105 – местонахождение центра. Эта улица и этот дом будут адресом вплоть до того момента, как пребывающий найдет себе работу и жилье.

Конечно, пандемия добавила мер предосторожности. Тотальный масочный режим для контингента и персонала, антисептики на каждом шагу, уборки с дезинфекцией. Но даже такие меры оказываются беспомощными, когда разруха в головах. И страдают от этого все.

– Буквально этим летом один пребывающий принес коронавирусную инфекцию, – рассказывает И. В. Коваленко. – Сразу же весь контингент пребывающих был отправлен в Глушанскую больницу, где находился под круглосуточным наблюдением, а часть работников ушла на самоизоляцию.

Иван Викторович подчеркивает – без помощи неравнодушных людей предупреждать болезнь было бы очень сложно. А помощь есть! И еще какая. Православная церковь, католическая, Красный Крест… Очень многие делом помогли центру. Кто дезраствором, кто одноразовой посудой, кто едой быстрого приготовления. Одна из столичных организаций прислала «за раз» 2500 масок. Рекорд! И это не считая горячих обедов, которые люди получают вне стен центра. Правила распорядка не предполагают готовки, а в штате нет повара. Максимум – можно заварить роллтон или выпить чаю. Микроволновка и холодильник всегда наготове.

В шлепанцах по морозному Бобруйску. Как выживают в лютый холод лица «бомж»

Дубленка для лица БОМЖ

Опыт прошлых лет подсказывает – сильные морозы не добавляют постояльцев. Прежде всего потому, что количество бомжей в городе гораздо меньше, чем может показаться.

– Грязный, заросший человек, от которого исходит неприятный запах, скорее всего, будет иметь свое жилье, пенсию или денежное пособие. Просто в какой-то момент времени его жизнь пошла под откос, – объясняет Иван Викторович. – Таких людей, разумеется, мы не принимаем.

Но для тех, кто крова не имеет, двери центра открыты. Более того, в связи с понижением температуры слово «ночной» в названии учреждения временно упраздняется: отправлять людей на мороз, уверяет директор, никто не будет. Но подчеркивает: мера эта временная, связанная только с погодой. 

В шлепанцах по морозному Бобруйску. Как выживают в лютый холод лица «бомж»

 Многие приходят сюда не для того, чтобы остаться и в дальнейшем интегрироваться в общество. Для кого-то центр – единственная возможность найти одежду по сезону. Ее тут хватает – спасибо организациям и неравнодушным гражданам.

– Буквально этой зимой одна женщина пришла к нам в сланцах. Нашли подходящую обувь, одежду. Даже дубленку выдали. Ее, правда, потом на другой женщине видели.

И все-таки как быть, если мы стали свидетелями, как сугроб (ниша под балконом, скамейка в парке) превратился в ночлежку? Иван Викторович советует незамедлительно набрать скорую или милицию. Говорит, там разберутся, как быть дальше. Опыт есть.

В шлепанцах по морозному Бобруйску. Как выживают в лютый холод лица «бомж»

Нашу беседу с Иваном Коваленко никто из постояльцев не прервал. Человек с судимостью и инсультами сидел в своей комнате, мастер чистоты отсыпалась перед очередной сменой. Пройдет несколько часов – и она вновь отправится на работу. А с морозных улиц города вернутся еще пять человек. Две трети коек останутся свободными. Пока кто-то из оказавшихся за бортом жизни не захочет сделать себя счастливым. Сам. Без всякого принуждения.

Дмитрий СУСЛОВ
Фото автора

В шлепанцах по морозному Бобруйску. Как выживают в лютый холод лица «бомж»

В шлепанцах по морозному Бобруйску. Как выживают в лютый холод лица «бомж»

В шлепанцах по морозному Бобруйску. Как выживают в лютый холод лица «бомж»



Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:




Недостаточно прав для комментирования.
Для добавления комментария, пожалуйста войдите/зарегистрируйтесь , и подтвердите свою личность, обратившись в редакцию.

Лента комментариев

Веб-камеры Бобруйска

Бобруйск в объективе

Варианты оплаты за услуги